Азам Фармонов: Такие заключенные как мы могут выйти на свободу только с помощью международных организаций

Узник совести Азам Фармонов ответил на вопросы Элтуз

11 ноября 2016 года супруга узбекского правозащитника Азам Фармонова, встретилась с ним в тюрьме. Перед поездкой мы попросили Озоду Якубову задать несколько вопросов о его жизни в заключении. Как рассказала Озода, из тюрьмы запрещено выносить какие-либо записи, но она постаралась задать вопросы и поделилась с нами ответами Азам Фармонова.

Напомним, что Азам Фармонов (38) вот уже более десяти лет находится в печально известной тюрьме Жаслык, находящейся в зоне экологического бедствия в Каракалпакстане, которую в 2002 году спец докладчик ООН по пыткамиТео Ван Бовен предлагал закрыть.

В апреле 2006 года Азам Фармонов был осужден на 9 лет лишения свободы за «вымогательство» суммы равной 300 долларов. В апреле 2015 года, когда срок заключения подходил к концу, ему продлили срок еще на 5 лет за «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания». Практика продления сроков в отношении политических заключенных широко применяется в Узбекистане. Как правило, такие суды проходят в закрытом режиме на территории тюрьмы, свидетелями обвинения выступают надзиратели и заключенные, а родственники осужденного узнают о продлении срока уже после решения суда.

Расскажите как проходят Ваши дни? Сколько человек находится с Вами в камере? Какие у Вас с ними отношения?

Азам Фармонов: Если рассказывать о моих прошедших днях, то сразу могу сказать что, сейчас здешние условия намного изменились, чем когда я впервые поступил сюда. Трехразовое питание. Еда тоже хорошая. Каждый день в меню есть яйца. Здесь, каждый заключенный днями и ночами думает, только о своей семье, о детях. Ожидая хорошие дни, живет одной надеждой. Думает быстрее выйти на свободу и вернуться в объятия своих детей. Я тоже живу такими мечтами вот уже 10,5 лет.

Расскажите о тюремных условиях. Как вас кормят? Не холодно-ли в помещении, где вы проводите целый день?

Азам Фармонов: Мы питаемся три раза в день: завтрак, два блюда в обед, вечером ужин. В каждом отряде по 10-12 заключенных. В 1-ом отряде, где я живу, зимой в камере тепло. Летом прохладно. Голода не чувствую. Продукты, которые мне присылают мои близкие из дома и еда, которую дают в тюрьме, этого хватает, чтобы не чувствовать голод. Днем смотрим телевизор. В библиотеке беру книги для чтения. В библиотеке особенно много детективов. Я их все давно прочитал. Если бы были произведения узбекских писателей, я бы их с удовольствием прочел. Другие заключенные также хотели бы читать узбекскую литериатуру.

Как относятся к вам надзиратели?

Азам Фармонов: У сотрудников тюремной администрации отношение ко мне хорошее. В отношении меня пока не применялось никакого физического давления. Но раньше, такое было. Недавно приезжали навестить члены организации «Эзгулик» Васила Иноятова и Абдурахмон Ташанов. Из этого того, можно заключить, что ситуация стала мягче.

Действительно-ли в Жаслыке больше заключенных, которые осужденны по религиозным и политическим причинам чем уголовников?

Азам Фармонов: Как и в других учреждениях, в Жаслык есть заключенные разных категорий. Есть и те, кто совершил настоящее преступление, есть и религиозные и политические заключенные.

Недавно была объявлена амнистия, вас могут амнистировать в ближайшее время?

Азам Фармонов: Для таких заключенных как я объявленная амнистия не имеет никакого значения. Я убедился в этом за 10,5 лет заключения. Каждый год перед амнистией нам пишут акты о нарушении правопорядка, что мы якобы нарушаем внутренний режим. Такие заключенные лишаются амнистии. Такие заключенные как мы, могут выйти на свободу только при поддержке и помощи международных организаций.

Eltuz.com

%d такие блоггеры, как: