ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
1 декабря 2016

Администрация Трампа последняя надежда Узбекистана

28 ноября газета Вашингтон Пост опубликовала статью узбекского политического деятеля Санжар Умарова, в которой он призывает новую администрацию США вернуть арестованные средства в размере 850 млн долларов узбекскому народу, но посредством создания международного благотворительного фонда, который бы мог оперировать без вмешательства узбекских властей. Представляем вашему вниманию перевод статьи с английского языка.

В этом году Министерство юстиции Соединённых Штатов Америки сделало беспрецедентный и смелый шаг, наложив арест на 850 миллионов долларов США, полученных от коррупционных сделок в сфере телекоммуникационных услуг в Узбекистане. Большинство из этих средств сосредоточены вокруг Гульнары Каримовой, когда-то разъезжающей по всему свету дочери покойного президента.

В настоящее время вопрос состоит в том, какова судьба этих денег – сумма, которая составляет примерно 50 процентов бюджета системы здравоохранения страны. Приход в январе к власти новой президентской администрации в США, а также президентские выборы в Узбекистане, назначенные на 4 декабря, это явно определяющий момент для обеих стран и для международного сообщества.

Действительно, администрация Трампа и Министерство юстиции в частности, являются одной из последних надежд для узбекского народа. Хотя решение конфисковать 850 миллионов долларов США является сигналом коррумпированным режимам во всем мире, это лишь первый важный шаг: то как поступят с арестованными средствами будет примером решения глобальной проблемы коррупции.

Для того чтобы начать понимать Узбекистан, нужно сначала понять характер и масштабы репрессий в стране. Узбекистан является одной из самых коррумпированных стран в мире. Согласно последнему исследованию «Индекс Восприятия Коррупции», ежегодно публикуемому организацией «Трансперенси Интернешнл», Узбекистан занял 153 место в рейтинге из 168 стран. Бесчисленное количество узбекских граждан страдает от ужасающих нарушений прав человека, пыток, принудительного труда, несправедливых арестов и т.д., вызванных попытками правительства вымогать взятки или применяющимися в качестве наказания за то, что граждане выявляют неправомерные действия.

Я могу говорить из первых уст о губительных последствиях этой коррупции. После того как в 2005 году я был арестован и ложно обвинен в политических и экономических преступлениях, я был вынужден четыре года провести в узбекской тюрьме. Два года из этого срока я находился в одиночном заключении, во время которого меня регулярно пытали и заставляли принимать психотропные препараты.

Благодаря международной кампании, в которой был задействован Государственный Департамент США, в 2009 году я был выпущен на свободу. Но многим узбекским гражданам не так повезло как мне. Правозащитные группы считают, что более 12 000 человек сегодня несправедливо находятся в заключении по расплывчатым обвинениям связанным с «экстремизмом» и «анти-конституционной» деятельностью. Свобода выражения, прессы и собраний практически отсутствует в стране.

Министерство юстиции, к его чести, признает эту суровую реальность. Это одна из причин, почему Минюст принял меры по конфискации средств в рамках Инициативы возвращения доходов от коррупционной деятельности «Kleptocracy Asset Recovery Initiative», программы, которая работает на «конфискацию средств, полученных в результате коррупции с участием иностранных должностных лиц, и в случае необходимости, использование эти восстановленных активов на благо людей, пострадавших от коррупции и злоупотребления служебным положением».

Несмотря на то, что правительство США согласно с тем, что деньги должны быть возвращены народу Узбекистана, механизм, который позволил бы это сделать гораздо менее ясен. Как можно заметить, возвращение активов правительству во главе с Шавкатом Мирзиёев, который служит премьер-министром Узбекистана с 2003 года, было бы равносильно возвращению его людям, укравшим же их.

Вместо этого деньги должны быть возвращены истинным жертвам коррупции – народу Узбекистана. К счастью, существует прецедент такого рода репатриации активов: создание благотворительного фонда, подобного Фонду «Бота» в Казахстане, который будет направлять средства на помощь жертвам пыток и на социальные услуги в стране. Для того, чтобы фонд смог работать, узбекское правительство должно согласиться ни в коей мере не вмешиваться и не оказывать давление на его деятельность.

Но принимая во внимание режим, который уничтожает гражданское общество и подрывает свободу выражения, подобный тип благотворительного проекта, который будет работать и контролироваться самостоятельно, практически невозможен. Поэтому возникает вопрос: как правительство США может гарантировать, что деньги будут возвращены узбекскому народу, принимая во внимание повсеместную коррупцию на всех уровнях государственной власти в Узбекистане?

Во-первых, администрация Трампа должна быть стойкой в форсировании реформ в Узбекистане. Она должна использовать своё финансовое и дипломатическое влияние, чтобы оказывать давление на лидеров Узбекистана, чтобы улучшить ситуацию с правами человека, чтобы дать возможность гражданскому обществу развиваться и восстановить демократические институты в стране – это необходимые предпосылки для соглашения подобного «Бота», которое должно оставаться главной целью американской внешней политики в Узбекистане.

Однако до тех пор, пока эти реформы не будут осуществлены, Министерство юстиции должно хранить изъятые активы в прозрачном фонде, который будет подотчётен народу Узбекистана, и который с течением времени может увеличиться в цене. Хотя вариант с «бездействием» далёк от идеального решения – это единственный возможный вариант, учитывая положение дел, и единственная надежда, что народ Узбекистана, когда-нибудь сможет воспользоваться этими средствами.

В конечном счете, у Соединенных Штатов есть шанс установить подобный международный стандарт. Возвращая деньги узбекскому народу, Министерство юстиции сможет осуществить конкретные меры по сдерживанию коррупции, вести борьбу с безнаказанностью и восстановить справедливость в отношении жертв нарушений прав человека в других странах. Эти меры также позволят бизнесу США избежать ловушки теневых сделок с коррумпированными чиновниками Узбекистана и как следствие быть наказанными многомиллионными штрафами за взяточничество и введение акционеров в заблуждение.

Если избранный президент Трамп серьезно относится к борьбе с коррупцией в Соединенных Штатах, эти обязательства должны распространяться и за рубежом. Пусть Узбекистан будет лакмусовой бумажкой и примером для остального мира, что Соединенные Штаты серьёзно относятся к борьбе с коррупцией.

Санжар Умаров — бывший политический заключенный и основатель политической коалиции «Солнечный Узбекистан», нацеленной на улучшение экономической и политической ситуации в Узбекистане.

 

Читайте также
21 сентября 2016
Принятое 8 сентября сенаторами решение показало, что в этих словах был резон. Несмотря на то, что в 96-й статье ...
6 октября 2015
Канат Адилов, Саид Сафаров, www.eltuz.com Подавление светской, демократической, грамотной, интеллигентной оппозиции в Узбекистане не оставило властям шанса в будущем ...
3 августа 2016
В начале недели хоким Ферганской области Шухрат Ганиев поручил фермерам засеять чечевицей земельные угодия фермерских хозяйств освобожденные от пшеницы. ...
4 марта 2017
28 февраля, в Узбекистане официальный курс доллара подорожал на 50 сум, в то время как рыночный, он же реальный ...