Аналитика
22 марта 2016

Под прикрытием: Отбеливание «белого золота» Узбекистана

Данные, собранные во время сбора хлопка в 2015 году в Узбекистане, ука- зывают на то, что правительство не проводит реформы, необходимые для того, чтобы положить конец систематическому использованию принуди- тельного труда.

Тем не менее, сбор хлопка в 2015 году в Узбекистане существенным образом отличался от предыдущих лет. В то время как правительство продолжало принуждать более миллиона людей участвовать в сборе хлопка, а фермеров выращивать хлопок под угрозой штрафов, оно прилагало значительные усилия для того, чтобы создать видимость сотрудничества с Международной организацией труда (МОТ), а также показать выполнение своих обязательств в отношении Всемирного банка по соблюдению трудового законодательства.

rasm986Вместо добросовестных усилий по реформированию хлопкового сектора, узбекское правительство решило усилить принуждение. Указ премьер министра по «новой оптимизации», предусматривающий сокращение земель фермерских хозяйств обязал всех фермеров, без исключения, возвратить земли государству до 1 декабря 2015 года. В соответствии с другой компанией в отношении фермеров
под названием «Секач» (Ойболта), премьер-министр поручил судебным приставам и полиции изымать имущество фермеров в счет погашения долгов за невыполнение государственного плана по сбору хлопка и зерна. Таким образом у фермеров конфисковался скот, тракторы и даже телевизоры без надлежащей оценки имущества.

Как и в предыдущие годы, правительство навязало фермерам план по сбору хлопка и контролировало каждый аспект его производства. Цена на закупку хлопка, установленная правительством находится на уровне ниже производственных издержек, тогда как система контролируемых государством монопольных компаний по производству товаров для сельскохозяйственных нужд, направлена на то, чтобы удерживать фермеров в цикле постоянной задолженности.

Для уборки урожая хлопка 2015 года, чиновники в очередной раз заставили более одного миллиона человек, в том числе студентов, учителей, врачей, медсестёр и сотрудников государственных учреждений и частного бизнеса выходить на хлопковые поля против их воли под угрозой потери рабочих мест и других штрафных санкций. Правительство принудительно в массовом порядке вывело учителей и медицинских работников на поля, несмотря на заявленные ранее обязательства не привлекать сотрудников этих сфер для полевых работ. Люди собирали хлопок делясь на смены по
15 — 40 дней, работая по многу часов в день в ужасных условиях, в том числе: столпотворения, недостаточный доступ к чистой питьевой воде и унизительные бытовые санитарно-гигиенические условия.

Те, кто имели средства, могли избежать работы на поле нанимая вместо себя сборщиков хлопка и платя взятки своим начальникам. Чиновникии бизнесмены были обязаны поддержать национальный план, и поручали в среднем 40% своих работников выходить на сбор хлопка, часто вынося соответствующие письменные директивы.

«Узбекско-немецкий форум по правам человека» получил несколько примеров таких документов, представленных в онлайн инфографике «Схема организации принудительного труда», которые иллюстрируют широкую государственную политику принудительного труда в Узбекистане.

Граждане Узбекистана субсидируют хлопковую промышленность из своих собственных доходов. Посредством обширного исследования на местах на протяжении весны и осени 2015 года мы выявили, что подавляющее большинство населения не рассматривает работу на хлопковых полях как возможность получения дополнительных доходов. Вместо этого, система принудительного труда в производстве хлопка наносит значительный экономический ущерб многим сотрудникам, которые мало или недостаточно зарабатывают, чтобы покрыть свои затраты и оправдать вынужденное пребывание вдали от своих семей и профессиональные перебои в работе.

Правительство Узбекистана наносит ущерб образованию и здравоохранению мобилизуя огромное число учителей и медицинских работников по всей стране на длительные смены для сбора хлопка, таким образом оставляя школы и медицинские учреждения без достаточного персонала. Сотрудники, которые оставались на рабочих местах, в то время как их коллеги собирали хлопок, вынуждены были работать сверхурочно бездополнительной оплаты, чтобы компенсировать отсутствие своих коллег. Персонал школ и больниц испытывали особенно большое давление, чтобы обеспечить нормальное функционирование учреждений. Многие колледжи (эквивалент старших классов средней школы) и университеты приостановили уроки исключительно из-за того, что студенты участвовали в сборе хлопка, другие же номинально проводили занятия только для студентов первых и вторых курсов в то время как студенты третьих курсов колледжей собирали хлопок.

Значительная атмосфера страха пронизывала сезон сбора урожая хлопка и способствовала принудительной мобилизации. Почти каждый, с кем мы общались во время хлопкового сезона, говорил, что если он/а отказывался от участия в сборе хлопка ему/ей угрожали. Самыми распространенными были предупреждения, о том, что человек лишится своего рабочего места. Атмосфера страха препятствовала обращаться с жалобами по телефонам горячей линии Министерства труда и контролируемой государством федерации профсоюзов, а также открыто говорить с членами мониторинговой группы МОТ, которая состояла из одного международного эксперта и четырех должностных лиц из организаций, контролируемых государством.

Правительство развернуло беспрецедентную кампанию давления и преследования независимых наблюдателей, чтобы попытаться скрыть использование принудительного труда, стараясь показать, что широко распространенная принудительная мобилизация на самом деле происходит на добровольной основе. В некоторых случаях, преподавателей, студентов и медицинских работников заставляли подписывать заявления о том, что они собирали хлопок добровольно и что они согласны с дисциплинарными мерами, в том числе увольнением или исключением из учебного заведения, если они не будут участвовать в сборе хлопка.

Чиновники открыто указывали людям о необходимости лгать наблюдателям и говорить, что они пришли собирать хлопок по собственному желанию. Сотрудники милиции неоднократно арестовывали, совершали нападения, и фабриковали обвинения против правозащитников, которые документировали факты принудительного труда.

Несмотря на усилия правительства, направленные на сокрытие принудительного труда и препятствование эффективному мониторингу, МОТ вынесла заключение, что принудительный труд остается проблемой и необходимы значительные усилия по реформированию. Несмотря на эти выводы, Узбекское правительство продолжает получать средства Всемирного банка.

Преследования со стороны правительства независимых наблюдателей должны вызывать глубокую озабоченность со стороны Всемирного банка, МОТ и других международных партнеров. Активисты, которые встречались с представителями Всемирного банка и МОТ, сообщали, что эти организации, по всей видимости, не ставят безопасность независимых наблюдателей в качестве приоритета. Они редко делают запросы, и вовсе не делают публичных заявлений, а также не предлагают какую-бы то ни было поддержку в случае, если мониторы подвергаются задержанию, жестокому обращению или испытывают другие проблемы.

В заключительной главе доклада указано, что «Узбекско-германский форум» призывает узбекское правительство положить конец принуждению и коррупции, которые пронизывают хлопковый сектор и нарушают права граждан, а также призывает Всемирный банк, Соединенные Штаты, Европейский союз и МОТ привлечь узбекское правительство к ответственности согласно международным обязательствам.

С полной версией доклада на английском языке можно ознакомиться на сайте: http://harvestreport2015.uzbekgermanforum.org

Читайте также
17 ноября 2016
Интернет- и медиа-среда в Узбекистане является одной из наиболее жёстко контролируемых в мире. К такому выводу можно прийти основываясь ...
3 июля 2016
В настоящее время под видом реставрации разрушается здание Ташкентского педагогического института, построенное в 1940 году по проекту знаменитого архитектора ...
4 декабря 2015
Как сообщает турецкое агентство Анадули, 2 декабря двое подозрительных лиц задержаны, когда они прибыли в виллу в целях покушения ...